Генрих Гейне. Christian Johann Heinrich Heine.
Это была лишь прелюдия...

Heinrich Heine. Das war ein Vorspiel nur...

В рамках вечера – обсуждение творчества Поэта, чтение стихов в лучших русских переводах, а некоторых стихов - на немецком, музыка и песни в НАШЕМ исполнении.

Рожденный в 1797 году в Дюссельдорфе иудей стал христианином, стал творцом и частью современной немецкой культуры и всю жизнь, как и еще один великий поэт более века спустя, "хотел бы жить и умереть в Париже".

Чудак, мудрец и богохульник Гейне, великий немецкий романтик, умер в Париже в 1856 году.

Не буду утомлять вас многочисленными ссылками - почитайте сами, интернет полон сведениями о Гейне, приведу только парочку.
Вот хорошая подборка цитат (для кругозора - обратите внимание на абсолютную СОВРЕМЕННОСТЬ его мудрости и юмора) в Викитеке.


А также познавательная и хорошо иллюстрированная статья о русских переводах Гейне 


Теперь  о "русскости" Гейне (куда же без нее).


Может быть, самый переводимый поэт в русской литературе. Попробуйте назвать известного русского поэта от Лермонтова на 100 лет вперед, который бы НЕ переводил Гейне - не найдете. Плюс - переводы корифеев перевода 20 века Звягинцевой, Маршака, Левика, Шенгели... Что это? Близость языка, поэтики, образов? Давайте обсудим…
Еще (не смейтесь) Гейне всем нам близок и интересен тем, что был дальним родственником и даже другом Карла Маркса, который, в свою очередь, нашей стране совсем не чужой - скорее один из любимых, из песни слова не выкинешь… Впрочем, не настаиваю.


А еще, как и наши предки, наш народ, наша культура, Гейне был ненавистен фашизму…

Переводы, о которых говорил выше, песни и романсы на эти стихи, настолько "срослись" с русской поэзией, что порой сливаются "до степени смешения". Попробуй, разберись!

Вспомним обязательно вместе, например, эти родные строчки:

На севере диком стоит одиноко
На голой вершине сосна,
И дремлет качаясь, и снегом сыпучим
Одета как ризой она...


Это Лермонтов? Гейне!

А вот хрестоматийный Тютчев:

На севере мрачном, на дикой скале
Кедр одинокий под снегом белеет.
И сладко заснул он в инистой мгле,
И сон его вьюга лелеет.


Снова Гейне!

Остается вздохнуть словами Мандельштама: 

"Все перепуталось, и сладко повторять: Россия, Лета, Лорелея... " ("Лорелея" здесь - самое известное стихотворение Гейне, печаталось даже при Гитлере - когда Гейне был тотально запрещен - как "народные стихи") и поспорить с одним из наших академиков-литературоведов, справедливо написавшем, что  "столетие от Тютчева и Лермонтова до Блока прошло под знаком Гейне":  почему же только ДО Блока?

Генрих Гейне. Стихотворения. перевод  С. Маршак и А. Толстой

Генрих Гейне. Стихотворения.

Die Lorelei

 

Ich weiss nicht, was soll es bedeuten,

Dass ich so traurig bin,

Ein Märchen aus uralten Zeiten,

Das kommt mir nicht aus dem Sinn.

Die Luft ist kühl und es dunkelt,

Und ruhig fliesst der Rhein;

Der Gipfel des Berges funkelt,

Im Abendsonnenschein.

 

Die schönste Jungfrau sitzet

Dort oben wunderbar,

Ihr gold’nes Geschmeide blitzet,

Sie kämmt ihr goldenes Haar,

Sie kämmt es mit goldenem Kamme,

Und singt ein Lied dabei;

Das hat eine wundersame,

Gewalt’ge Melodei.

 

Den Schiffer im kleinen Schiffe,

Ergreift es mit wildem Weh;

Er schaut nicht die Felsenriffe,

Er schaut nur hinauf in die Höh’.

Ich glaube, die Wellen verschlingen

Am Ende Schiffer und Kahn,

Und das hat mit ihrem Singen,

Die Loreley getan.

Лорелея

 

Не знаю, что значит такое,
Что скорбью я смущён; 
Давно не даёт покою
Мне сказка старых времён.

Прохладой сумерки веют,
И Рейна тих простор;
В вечерних лучах алеют
Вершины дальних гор.

Над страшной высотою
Девушка дивной красы
Одеждой горит золотою,
Играет златом косы.

Золотым убирает гребнем
И песню поёт она:
В её чудесном пеньи
Тревога затаена.

Пловца на лодочке малой
Дикой тоской полонит;
Забывая подводные скалы,
Он только наверх глядит.

Пловец и лодочка, знаю,
Погибнут среди зыбей;
И всякий так погибает
От песен Лорелей.


перевод А. Блока
1909

Лорелея

Беда ли, пророчество ль это...
Душа так уныла моя,
А старая, страшная сказка
Преследует всюду меня...

Всё чудится Рейн быстроводный,
Над ним уж туманы летят,
И только лучами заката
Вершины утесов горят.

И чудо-красавица дева
Сидит там в сияньи зари,
И чешет златым она гребнем
Златистые кудри свои.

И вся-то блестит и сияет,
И чудную песню поет:
Могучая, страстная песня
Несется по зеркалу вод...

Вот едет челнок... И внезапно,
Охваченный песнью ее,
Пловец о руле забывает
И только глядит на нее...

А быстрые воды несутся...
Погибнет пловец средь зыбей!
Погубит его Лорелея
Чудесною песнью своей!..

перевод А. Майков

Лорелея

 

Не знаю, о чём я тоскую.
Покоя душе моей нет.
Забыть ни на миг не могу я
Преданье далёких лет.

Дохнуло прохладой, темнеет.
Струится река в тишине.
Вершина горы пламенеет
Над Рейном в закатном огне.

Девушка в светлом наряде
Сидит над обрывом крутым,
И блещут, как золото, пряди
Под гребнем её золотым.

Проводит по золоту гребнем
И песню поёт она.
И власти и силы волшебной
Зовущая песня полна.

Пловец в челноке беззащитном
С тоскою глядит в вышину.
Несётся он к скалам гранитным,
Но видит её одну.

А скалы кругом всё отвесней,
А волны- круче и злей.
И верно погубит песней
Пловца и челнок Лорелей.

перевод С. Маршака

Лорелея

Не знаю, что стало со мною,
Печалью душа смущена.
Мне все не дает покою
Старинная сказка одна.

Прохладен воздух, темнеет,
И Рейн уснул во мгле.
Последним лучом пламенеет
Закат на прибрежной скале.

Там девушка, песнь распевая,
Сидит на вершине крутой.
Одежда на ней золотая,
И гребень в руке - золотой.

И кос ее золото вьется,
И чешет их гребнем она,
И песня волшебная льется,
Неведомой силы полна.

Бездумной охвачен тоскою,
Гребец не глядит на волну,
Не видит скалы пред собою,
Он смотрит туда, в вышину.

Я знаю, река, свирепея,
Навеки сомкнется над ним,
И это все Лорелея
Сделала пеньем своим

перевод В. Левик

Лорелея

Бог весть, отчего так нежданно
Тоска мне всю душу щемит,
И в памяти так неустанно
Старинная песня звучит?

Прохладой и сумраком веет;
День выждал вечерней поры;
Рейн катится тихо, и рдеет,
Вся в искрах, вершина горы.

Взошла на утёсы крутые
И села девица-краса,
И чешет свои золотые,
Что солнечный луч, волоса.

Их чешет она, распевая,-
И гребень у ней золотой,-
А песня такая чудная,
Что нет и на свете другой.

И обмер рыбак запоздалый
И, песню заслышавши ту,
Забыл про подводные скалы
И смотрит туда- в высоту...

Мне кажется, так вот и канет
Челнок, ведь рыбак без ума,
Ведь песней призывною манит
Его Лорелея сама.

перевод Л. Мея

1858