Борис Пастернак. 
Ты – вечности заложник...

Бори́с Леони́дович Пастерна́к

29 января [10 февраля] 1890, Москва 

30 мая 1960, Переделкино, Московская область

Переделкино.

 

В этом доме родились многие его прекрасные произведения, и здесь наступила его, пастернаковская осень.

Лес разбрасывает, как насмешник,
Этот шум на обрывистый склон,
Где сгоревший на солнце орешник
cловно жаром костра опалён.


И здесь же наступает его знаменитая «Ночь»:

Не спи, не спи художник,
Не предавайся сну.
Ты – вечности заложник
У времени в плену.


Пастернак - поэт, прозаик, переводчик, лауреат Нобелевской премии и многое, многое другое…

Анна Ахматова написала в 1936: «И вся земля была его наследьем./А он ее со всеми разделил». 

Быть может, нам удастся взглянуть на окружающий нас мир сквозь «магический кристалл» возвышенного идеализма Бориса Леонидовича Пастернака.

Переделкино дом-музей Б.Л.Пастернака.

Снег идет, снег идет
К белым звездочкам в буране
Тянутся цветы герани
За оконный переплет.

Борис Пастернак.  Стихотворения.

8 книг о Борисе Пастернаке.

Ночь

Идет без проволочек
И тает ночь, пока
Над спящим миром летчик
Уходит в облака.

Он потонул в тумане,
Исчез в его струе,
Став крестиком на ткани
И меткой на белье.

Под ним ночные бары,
Чужие города,
Казармы, кочегары,
Вокзалы, поезда.

Всем корпусом на тучу
Ложится тень крыла.
Блуждают, сбившись в кучу,
Небесные тела.

И страшным, страшным креном
К другим каким-нибудь
Неведомым вселенным
Повернут Млечный путь.

В пространствах беспредельных
Горят материки.
В подвалах и котельных
Не спят истопники.

В Париже из-под крыши
Венера или Марс
Глядят, какой в афише
Объявлен новый фарс.

Кому-нибудь не спится
В прекрасном далеке
На крытом черепицей
Старинном чердаке.

Он смотрит на планету,
Как будто небосвод
Относится к предмету
Его ночных забот.

Не спи, не спи, работай,
Не прерывай труда,
Не спи, борись с дремотой,
Как летчик, как звезда.

Не спи, не спи, художник,
Не предавайся сну.
Ты - вечности заложник
У времени в плену.

1956

Сосны

В траве, меж диких бальзаминов,
Ромашек и лесных купав,
Лежим мы, руки запрокинув
И к небу головы задрав.

Трава на просеке сосновой
Непроходима и густа.
Мы переглянемся и снова
Меняем позы и места.

И вот, бессмертные на время,
Мы к лику сосен причтены
И от болезней, эпидемий
И смерти освобождены.

С намеренным однообразьем,
Как мазь, густая синева
Ложится зайчиками наземь
И пачкает нам рукава.

Мы делим отдых краснолесья,
Под копошенье мураша
Сосновою снотворной смесью
Лимона с ладаном дыша.

И так неистовы на синем
Разбеги огненных стволов,
И мы так долго рук не вынем
Из-под заломленных голов,

И столько широты во взоре,
И так покорны все извне,
Что где-то за стволами море
Мерещится все время мне.

Там волны выше этих веток
И, сваливаясь с валуна,
Обрушивают град креветок
Со взбаламученного дна.

А вечерами за буксиром
На пробках тянется заря
И отливает рыбьим жиром
И мглистой дымкой янтаря.

Смеркается, и постепенно
Луна хоронит все следы
Под белой магией пены
И черной магией воды.

А волны все шумней и выше,
И публика на поплавке
Толпится у столба с афишей,
Неразличимой вдалеке.

1941

Борис Пастернак. Переделкино.
Герани. Дом-музей Б. Пастернака.