Владимир Соловьев
«Три свидания»

Влади́мир Серге́евич Соловьёв

16 [28] января 1853, Москва 

31 июля [13 августа1900, имение Узкое, Московская губерния 

Клуб поэзии провёл своё восьмое в сезоне 2016/2017 года заседание. 

 

Мы встретились в конференц-зале Библиотеки-читальни им. И.С. Тургенева.

«Вл. Соловьев. Три свидания» - так мы назвали наш вечер.

И постепенно, в ходе рассказов и обсуждений, чтения стихов, проявлялись все новые смыслы и значения трех свиданий в жизни Вл. Соловьева – философа, поэта и мистика, сына великого российского историка С.М. Соловьева.

Напомню девиз нашего нынешнего сезона - "Загадки и открытия русской поэзии в клубном формате".

Пожалуй, трудно среди российских поэтов конца 19 – начала 20 века найти более загадочную личность, чем наш герой… Но он и одаривает нас щедро новыми открытиями!

Владимир Сергеевич Соловьев (1853 – 1900) – прежде всего, философ и публицист. Он учился на физмате Московского Университета, потом перевелся на историко-философский факультет.

В конце жизни Он заслужил звание Учителя всей русской религиозной философии начала 20-го века. Н. Бердяев, С. Франк, С. Булгаков, о. П. Флоренский  – все они были участниками Религиозно -философского общества памяти Вл. Соловьева.

Вл. Соловьев сразу после начала самостоятельной работы отличался редкими способностями к систематизации («острейшее чувство понятийного систематизма»).

На слайдах нашей презентации вы можете видеть истоки и особенности философии Соловьева и его оригинальную систему понятий «теории цельного знания», в которой исповедуется принцип «всеединства», то есть существования «всего во всем».

По оценке А.Ф. Лосева, нашего величайшего философа 20 века, поразительна «небывалая соловьевская склонность к отвлеченному мышлению, доходившая иной раз даже до абстрактного схематизма. В XIX веке в России не было столь остро мыслящего, чисто понятийного философа, каким оказался Вл. Соловьев с самого начала».

И классическую западную, и восточную ветви философии он считал односторонними и был уверен в том, что подлинный их синтез может совершиться в России. Более того, Соловьев верил, что когда-то именно Россия станет вместилищем единой вселенской церкви.

«Ему было присуще материалистическое понимание божества», - говорит тот же Лосев, и это заставляло его «подчеркивать материальный характер того боговоплощения, о котором толковало христианство. Тут‑то и пригодился ему гностический термин «София», которым он пытался выразить свое интимно–сердечное отношение к высшему миру».

 

Подобно Достоевскому, Соловьев верил в спасительную миссию Красоты; она вместе с Истиной и Добром - залог грядущего "положительного всеединства"- того идеального христиански-нравственного состояния человечества, когда разъединенность исчезнет на всех уровнях сознания и бытия.

 

София, премудрость Божия, Вечная женственность, Бессмертная возлюбленная …Наследие древней Греции (богиня Афина – прообраз Софии) и древней Руси, переосмысленное философом и поэтом…

Знайте же: Вечная Женственность ныне

В теле нетленном на землю идёт.

В свете немеркнущем новой богини

Небо слилося с пучиною вод.

«В своем учении о Софии Вл. Соловьев … был русским человеком, который свою глубоко продуманную и сердечно прочувствованную концепцию Софии если куда и возводил, то к родной, древнерусской старине, к иконописи и храмовой киевско–новгородской или старомосковской образности и символике».

Мы часто говорим, что жизнь Поэта – это его поэзия. И наоборот: Поэт проживает ту жизнь, которая предсказана в его стихах. Вл. Соловьев тут уникален. Он прожил свои 47 лет словно в плену своих философских и богословских теорий, не отступая ни на йоту ни от них, ни от из поэтического воплощения. Судите сами.

Владимир Соловьёв верил в Бога и в «воплощение божественной идеи в Софии», верил мистически. Считается, что Соловьёв трижды встречался с Софией в своих видениях наяву, о чём он рассказал в своём стихотворении «Три свидания».

Первое свидание произошло в детстве, когда ему было 9 лет, а он находился на богослужении в церкви. Второй раз он увидел её в читальном зале Британского музея в Лондоне, во время этой встречи София повелела ему отправиться в Египет, что стало причиной его неожиданного для окружающих путешествия из Лондона в Египет. И третий раз его «свидание» с Софией произошло уже в Египте, недалеко от Каира, в пустыне, куда философ специально отправился пешком, явно ожидая новую встречу.

…И долго я лежал в дремоте жуткой,
И вот повеяло: "Усни, мой бедный друг!"
И я уснул; когда ж проснулся чутко,-
Дышали розами земля и неба круг.

И в пурпуре небесного блистанья
Очами, полными лазурного огня,
Глядела ты, как первое сиянье
Всемирного и творческого дня.

На нашем заседании мы отметили, что идея Софии Вл. Соловьёва является не столько философским, сколько поэтическим понятием, которое гораздо ближе стоит к области поэтического творчества, чем к науке. София придаёт всей философии Соловьёва чувственно-эмоциональный и религиозно-поэтический характер. В поэме «Три свидания» София описывается Соловьёвым как возлюбленная, как вечная подруга, как нечто существующее в бесконечности и одновременно с этим — некая личность и предмет любовного стремления философа-поэта, несмотря на всю бесконечность Софии…

Мы говорили и о том чудесном факте, что среди близких знакомых и увлечений Соловьёва были три Софии: Софья Андреевна Толстая, Софья Хитрово и Софья Мартынова. Была ещё и четвёртая филоСофия – отвлечённая идея Вечной Женственности и Мудрости. Она возникла раньше других и, возможно, предопределила появление остальных.

Три свидания… И четыре Софии – ведь четвертая – на небесах, но и она время от времени приходит на свидание к поэту!

Его любовные увлечения были несчастными, в точности так, как было предсказано в его стихах. Вслушайтесь только в первые строки:

Зачем тебе любовь и ласки… В былые годы любви невзгоды… Уходишь ты, и сердце в час разлуки…Мчи меня, память, крылом нестареющим…Будем благодарны, миновала чаша…Какой тяжёлый сон…Безрадостной любви развязка роковая… Бедный друг, истомил тебя путь… Пусть осень ранняя смеётся надо мною… Нет вопросов давно, и не нужно речей… Милый друг, не верю я нисколько… Тесно сердце, я вижу, твое для меня… Я добился свободы желанной…

Печально? Трагично? Горько? И да, и нет.

Для Соловьева главное – не житейское удовлетворение и не физическое обладание – женщиной, домом, вещами… Мир Красоты, Божественное единое начало, Мир Вечности – вот его стихия. Может быть поэтому он так любит Природу – просто иногда растворяясь в ней.

Мы жарко поспорили о нескольких стихотворениях, которые словно о природе, а вчитаешься – это почти эротические, страстные строки, обращенные к женщине. Или наоборот – любовная лирика оборачивается всего лишь описанием озера Сайма в Финляндии…

Перечитайте и вы найдете несколько чудесных вещей: Серьезные, торжественные, иногда трагические строки и смыслы…

И в то же время!

Вл. Соловьев умел острить, заразительно смеяться и ухаживать за женщинами. По свидетельству всех мемуаристов он был духовно здоровым и веселым человеком (тот же Лосев уверен: точно так, как и «математику его сложнейшие мыслительные операции не мешают быть веселым и жизнелюбивым человеком»).

Вот что пишет одна его современница: "Соловьев – мистик. Это было отдельной нашей темой. Чуть было не вызвали его дух – прямо в зале Тургеневки! Но нет, постеснялись… Просто погадали на подборке стихов, получив удивительно точные ответы на несколько личных вопросов «из зала»…

На заседании было тонко подмечено, что в жизни Вл. Соловьева четко прослеживается присутствие цифры 3 - «Три свидания», «Три разговора», «Три силы», три земных Софии…

Тройка – любимое число человечества. Религия выражается в божественной триаде. После сочетания духа и материи в мире рождается нечто третье – душа человека. Тройка – символ души… Может в этом и есть причина?

 

Соловьев – предтеча русского Серебряного века в поэзии, вдохновитель символизма. И нам совершенно необходимо знать его поэзию, чтобы понять творчество Блока, Белого, Мережковского и многих других.

Его строки традиционны, его образы порой кажутся рассудочно - однолинейными (желанные берега, новые звезды, заветный храм и т. п.), иносказания сбиваются на аллегорию. В его символике нет многозначности символа, достигнутой лириками следующего поколения. Но философские образы Вечной Женственности были столь "чреваты" поэзией, что породили сильнейший творческий отклик у последователей Соловьева - символистов начала века, прежде всего у Блока. По представлению Александра Блока, Соловьёв предстаёт перед нами аскетичным рыцарем-монахом, посвятившим себя освобождению Царевны – Мировой Души – из объятий Хаоса…

Судьба Соловьева была непростой, со своими взлетами и падениями. Последние дни он встретил больным одиноким человеком, но вскоре после смерти в 1900 году в среде младших символистов сложился настоящий культ Владимира Соловьева, его труды и стихи читались как откровения и пророчества, и далеко не в последнюю очередь именно ему мы обязаны мистицизмом, таинственным туманным очарованием и пророческим даром, которыми пронизаны поэзия и вся культура Серебряного века.

Не забудем и о веселье, об искрометном юморе и даже самоиронии Соловьева. Чего стоят одни только его пародии на символистов, написанные в 90-е годы 19 века и до сих пор восхищающие своей точностью?

 

На небесах горят паникадила,

А снизу – тьма.

Ходила ты к нему, иль не ходила?

Скажи сама!

…Мандрагоры имманентные

Зашуршали в камышах,

А шершаво-декадентные

Вирши в вянущих ушах.

…И не зови сову благоразумья

Ты в эту ночь!

Ослы терпенья и слоны раздумья

Бежали прочь.

 

Уникальный случай в мировой литературе: те, кого он так решительно высмеивал, боготворили его, считали Учителем!

 

Блок пережил Соловьева на 20 лет, принял революцию 1917 года и провидел огромные человеческие и цивилизационные катастрофы 20 века. Помните, какой эпиграф он поставил к своим «Скифам»? Конечно, Соловьев! «Панмонголизм – хоть слово дико, но мне ласкает слух оно…»

В своих статьях Блок оценивал именно Соловьева как предвестника бурь 20 века: «Вл. Соловьев был носителем и провозвестником будущего… и в этом и заключается смысл той странной роли, которую он играл в русском и отчасти в европейском обществе».

 

Продолжателями философской традиции Соловьева стали всем известные мудрецы и гуру русской и советской интеллигенции прошлого века: А.Ф.Лосев, С.С.Аверинцев (автор словаря "София – Логос"), отец П.Флоренский и другие.

 

Чем завершить эти заметки? Во-первых, призывом ко всем участникам и друзьям Клуба поэзии поделиться своими впечатлениями, волнующими вас загадками и открытиями в поэзии Вл.Соловьева.

Во-вторых, добрыми пожеланиями и благодарностью всем, кто участвовал в подготовке и проведении вечера Клуба поэзии, всем посетителям нашего сайта.

А в-третьих – еще раз – светлыми словами гениального Блока: «Лyчшee, чтo мы можeм cдeлaть в чecть и пaмять Bл. Coлoвьeвa, - этo paдocтнo вcпoмнить, чтo cyщнocть миpa - oт вeкa внeвpeмeннa и внeпpocтpaнcтвeннa; чтo мoжнo poдитьcя втopoй paз и cбpocить c ceбя цeпи и пыль… Ceгoдня мнoгиe из нac пpeбывaют в ycтaлocти и caмoyбийcтвeннoм oтчaянии; нoвый миp yжe cтoит пpи двepяx; зaвтpa мы вcпoмним зoлoтoй cвeт, cвepкнyвший нa гpaницe двyx, cтoль нecxoжиx вeкoв… Этo знaмeниe явил нaм, pyccким, eщe нepaзгaдaнный и двoящийcя пepeд нaми - Bлaдимиp Coлoвьeв».

Милый друг, иль ты не видешь. - Андрей Истоков
00:00 / 00:00
Бедный друг, истомил тебя путь - Неизвестно
00:00 / 00:00